Найти и уничтожить

Хулиганский рассказ, написанный для конкурса короткой прозы на одном из развлекательных сайтов. Тематика конкурса была «Вторжение». Рассказ не прошел в основную массу и был отклонен жюри, но получил хорошие оценки во внеконкурсной ленте.

Это было вторжение. Вот только что Стронг со своим подразделением сидели в уютных казармах, как прозвучал сигнал, всего пару секунд на сборы, и войско уже неслось навстречу неизвестности. Цель вторжения бесхитростна: найти и уничтожить! Такова, впрочем, цель почти всех вторжений.

— Интересно, — насмешливо пробормотал рядовой по имени Вайз, поспешавший за сержантом, — а когда скажут, кого именно требуется уничтожить?

Стронг усмехнулся. Действительно, в спешке было не ясно, что или кто будет противостоять вторжению. Однако о важности вторжения свидетельствовала численность бойцов. Бессчетное количество нападающих было заброшено в эти незнакомые и очень странные земли с намерением прорваться через любые сложности и проникнуть в сердце мира, туда, где обитал неведомый, но заранее обреченный враг. Учитывая, сколько сил отправлено на прорыв, враг обещал быть невероятно сильным и опасным. Но бойцов к этому готовили. Крепкие, быстрые, выносливые, они десантировались в покрытых мраком землях и без передышки и промедлений начали марш-бросок.

Стронг с отрядом двигались среди передовых частей войска. Долина, куда они попали, сразу же показала свою враждебность. Воинство столкнулось с тяжелой еле переносимой духотой и пеленой непрекращающегося кислотного дождя, из которой группами выскакивали обозленные местные обитатели. Неплохо вооруженные и слаженно действующие, они могли бы справиться с сотней или тысячью завоевателей, но никак не с миллионом. Защитники буквально за доли секунды были подавлены и смяты, а нападающие, не заметив смешных потерь, рванули дальше к устью долины – единственному видимому выходу впереди. Они неслись по пересеченной местности, изрытой бороздами, с лужами смертельной кислоты, поскальзываясь, падая, поднимаясь и снова падая. Многие, обессилев или потеряв ориентиры, оставались позади. Но фронт неумолимо продвигался вперед.

Беда пришла, откуда не ждали. Послышался нарастающий шум воды, и с тыла наступающих накрыла огромная волна, невесть откуда взявшаяся. Вода не щадила ни своих, ни чужих, увлекая назад всё, что не успело ухватиться или зацепиться. Не прошло и десяти секунд, как следующая волна вернулась за теми, кто уцелел. И еще волна за волною. Передовой отряд Стронга тоже потерял несколько бойцов, смытых то ли природным явлением, то ли фантастическим оружием противника. Но и здесь упрямому врагу не удалось остановить вторжение. Орда, собравшись с силами, ускорила бег и подобно потоку влилась в узкое горлышко долины, где вода уже не могла добраться до них.

Впереди располагалось тесное, но протяженное ущелье. А на его дне лежало болото, настолько вязкое и непроходимое, что воинство чуть ли не на порядок замедлило темп продвижения.

-Ну, хоть перестал этот дождь, — бодро высказался рядовой Харди, ни на секунду не замедливший ход. Стронг кивнул. Кроме того, исчезли бессильные, но надоедливые местные жители, и активное сопротивление вообще прекратилось. Ущелье уходило далеко вперед, и по протяженности было чуть ли не в два раза длиннее предыдущей долины. Идти через топи оказалось очень тяжело. Здесь все решала выносливость бойца, и войско заметно редело – всё больше и больше солдат падали в жижу и не вставали. Можно было бы подумать, что не враги остановят вторжение, а обычное болото.

Кто знает, сколько брели они среди трясины, стараясь не гадать о потерях и о том, какие испытания предстоят в будущем. Все мысли были о том, как бы скорее выйти из тянущей вниз безжалостной топи, пусть бы там на пороге ждали полчища кровожадных врагов.

И ущелье внезапно кончилось, болото осталось позади, и они вышли на бескрайнюю равнину. Твердая почва под ногами, тишина и никаких признаков противника – всё это позволяло сделать передышку и набраться сил. Неужели все трудности миновали? Но где же враг, где же цель вторжения? Не могло же оно оказаться бессмысленным и безрезультатным. Ни звука погони, ни тревожных сигналов. Здесь как будто никого не ждали и не собирались ждать – подумал Стронг. Куда идти дальше, или где отыскать хоть какой-нибудь ориентир?

Внезапно сержант почувствовал необъяснимую дрожь. Что-то глубоко внутри организма, какое-то доселе неизвестное чувство заставило его осознать, где прячется враг. Такое же происходило со всеми бойцами. Это была странная необъяснимая связь, о которой никто не предупреждал. Она пугала и наводила на тревожные мысли. Что это за место, какого черта происходит?

Воинство встрепенулось и, подобно ищейке, учуявшей след, двинулось, набирая скорость, к призывающему источнику. Враг впереди манил, и некогда было разбираться, как именно. Может, это была еле слышная щемящая сердце музыка, а может, неуловимый феромон в воздухе.

— Отряд, приготовиться к финальному забегу, — уверенно скомандовал сержант.

Его отряд по-прежнему не сбавлял темпа и выгодно вырывался вперед.

— Что-то здесь не так, джентльмены! – заметил Вайз, не замедляя бега. – В нас как будто заложена программа, и она прекрасно сработала.

— Программа или нет, — отозвался опережающий на полкорпуса рядовой Квик, — но я твердо намерен увидеть, что там, в конце. Я хотел бы знать, какой в этом всём смысл.

— Похоже, весь смысл — героически умереть! – крикнул ему Вайз.

— Ну, хоть не бесславно! – парировал Квик.

Неожиданно равнина сузилась: отвесные стены обступили замешкавшиеся отряды, и перед ними открылось широкое жерло темного туннеля, уходящего вглубь; оттуда шел теплый воздух, а манящее чувство присутствия врага здесь перед входом усилилось в разы.

Назад пути не было. Неведомое, опасное и неизбежное звало в последний путь. Не оставалось ни капли сомнений, что шансы вернуться живым нулевые. И хотя сейчас войско все еще представляло собой многомилионную орду, его вели на битву не командиры, а уже сам враг организовывал наступление, приглашал встретиться лицом к лицу, а значит, он совсем не боялся вторжения и поджидал захватчиков в тщательно приготовленной ловушке.

Повинуясь зову, они шагнули в раскрытую горловину тоннеля. Ничто не мешало передвижению, никто не нападал из-за поворота, не ставил палки в колёса, не насылал ядовитые дожди. Просто тоннель не кончался. Он тянулся однообразной скучной лентой, слегка уводя вбок. И вот уже зов врага не мог пересилить наваливающуюся усталость. Два желания, словно разрывали тело на части, и это выматывало еще больше. Силы постепенно оставляли солдат, они, обессилев, падали на покрытую мягкой и невысокой растительностью поверхность и засыпали в беспамятстве.

В бесконечном тоннеле время словно измерялось потерями, которые становились заметнее. Оглянувшись, Стронг увидел позади лишь с десяток тысяч наиболее выносливых солдат. Да и те сильно отстали от их все еще резвой группы.

— Давайте, ребята, поднажмем и оторвемся от этих неженок! – крикнул он своему взводу из четырех бойцов.

— Не вопрос, сержант! – улыбнулся Харди, поравнявшись с сержантом.

— И что мы вчетвером сделаем при встрече с врагом? – поинтересовался Вайз.

— Устроим разведку боем! – Квик бежал впереди всех, не считаясь с силами.

Мы все еще живы, думал Стронг, и у нас остались запасы энергии, чтобы пройти еще немного вглубь тоннеля. Что это за странная игра — то ли враг хочет, чтобы мы, наконец, настигли его, то ли ускользает он нас, выматывая, беря на износ.

— Уж не ходим ли мы по кругу? — спросил Вайз, — Совершенно точно могу сказать, что мы движемся по дуге окружности.

Квик хрипло дышал, и видно было, как тяжело даются ему шаги.

— Сержант, — сипло прошептал он, — простите! Мне надо прилечь! Я вас нагоню через пару минут!

Стронг нахмурился, но времени на привал не было. Казалось, что враг буквально за ближайшим изгибом тоннеля.

— Сообщаю новую задачу: дождаться основных сил и доложить обстановку, — сухо скомандовал он и махнул остальным.

Бег продолжался. Вскоре начал отставать Харди. Нет, он еще не выбился из сил, но держать заданный темп ему не удавалось. Стронг уже ничего не говорил, а просто кивнул Вайзу, и они, не меняя шаг, постепенно отдалялись от товарища, который поступил бы так же в подобной ситуации. Ничего, нагоню, — решил Харди и подумал об оставленном где-то позади Квике.

Зловещий враг будто насмехался над захватчиками. Дразнил невыносимым зовом и снова и снова открывал перед бредущими пустоту тоннеля.

Останавливаться нельзя! — думал Стронг. Судя по всему, остановка здесь означала погибель. Вайз, тяжело дышал рядом:

— Сержант, вы тоже подозреваете, что подмоги не будет? — сказал он. — Нас никто не догонит.

Стронг промолчал, и Вайс продолжил:

— Но, согласитесь, будет очень глупо, если никто так и не узнает, что там в конце тоннеля. Смысл всего этого, смысл нашей гибели?

— Нас отправили миллионами не для массированного вторжения, — произнес Стронг, — не для подавления врага количеством…

— А для того, чтобы хоть кто-то продержался до конца, — закончил Вайз – и, похоже, это мы с вами, сержант. Стронг кивнул. Нужно было идти. Идти из последних сил, до самого истощения, до тех пор, пока не откажет твое тело, и ты не упадешь на мягкий теплый пол тоннеля.

А потом из-за поворота выплыла гигантская пульсирующая сфера, и Стронг с Вайзом поняли — перед ними враг. Тот самый, что посылал загадочный сигнал. Тот, кто был целью!

Противники замерли в противостоянии, ожидая, друг от друга первого шага. Страха не было. Даже наоборот, где-то в глубине сознания ворочалась радостная мысль — конец пути.

— Что это за штуковина? — шепотом спросил Стронг.

— Понятия не имею, сержант, — так же тихо ответил Вайз, — но оно знает, кто мы и, похоже, ждет от нас каких-то поступков. Странно, что молчит заложенная программа, чем бы она ни являлась.

— И как мы ее остановим? Встанем грудью?

— Вопрос в том, а нужно ли ее останавливать? – пробормотал Вайз.

Тем временем сфера подплыла еще ближе, и на ее поверхности открылся лаз. Стронг тихо выругался. Путешествие не заканчивалось.

— Это ловушка, Вайз!

— Не думаю, сержант, — загадочно ответил тот, — выглядит скорее как искреннее приглашение, а не коварная хитрость.

— С чего вы взяли?

— Наше вторжение с самого начала больше напоминало марафон, а не боевые действия, согласитесь? Может, там внутри нас ждет награда — какой-нибудь кубок спринтера!

Стронг помедлил, затем вздохнул.

— Ну, так идем что ли?

Вайз прислонился к стене тоннеля. Сфера словно наблюдала за ними через раскрытый лаз.

— Это лишь догадка, сержант. Вход узковат для нас двоих, и кто-то должен остаться снаружи и действовать по обстоятельствам. В зависимости от того, что произойдет. Да и вдруг кто-то еще подтянется за нами.

— Тогда я иду, — решил Стронг.

— Погодите с геройствами — давайте бросим монетку. Хотя некоторое любопытство грызет меня изнутри, я не в восторге от идеи ползти внутрь. Но трусость мне претит. Я – солдат, я должен исполнить долг и…

— Отставить, рядовой, — сказал Стронг и вступил в лаз. – Принимайте командование взводом и держите оборону… если что.

Не успел Вайз возмутиться, как Стронг скрылся во мраке лаза. Отверстие мгновенно затянулось, как его и не было. Тут же пропал мучительный зов – программа успешно завершилась, и Вайза покинули последние силы. Он опустился на пол и стал смотреть, как сфера медленно и невозмутимо, не обращая на него внимания, двинулась вперед, ко входу тоннеля. Сержант внутри не подавал никаких знаков.

Победа? – спросил себя Вайз, пытаясь не провалиться в сон. Мы победили? Скорее всего, победили. Ведь так и было задумано, правда? Но как грустно от того, что мы остались без ответов. Пешки в игре богов, которым не положено знать кроме задачи, пешки, которым даже не представлено элементарного выбора.

Интересно, как там Стронг? – подумал рядовой, и это была последняя мысль перед тем, как наступила вечная тьма.

В другом времени и пространстве девушка в панике смотрела на две полоски теста, размышляя, как же это так вышло, что делать и как рассказать отцу будущего ребенка…

1 отзыв

  1. Это конечно самое наилучшее, собственно что сможете было встретить по данной тематике. Мерси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.