Страшные истории (из коллекции Остромира)

Сборник страшилок, известный в Интернете под названием «коллекция Остромира», записанных и литературно обработанных мною. Выдумал ли я их или действительно собирал — кого устроит правдивый ответ? Во всяком случае, мистику я люблю, хоть и не слишком в нее верю. А коллекция занимает свое место в творчестве автора.


Игра в прятки

 

В возрасте шести лет со мной произошла крайне жуткая и неприятная история, в прямом смысле сломавшая мне жизнь, но, тем не менее, я вырос таким, какой я есть и не собираюсь о чем-то жалеть. Однако, дело не во мне.

В тот день мы с отцом играли в прятки в двухкомнатной квартире – обычной хрущёвке обычной «новой» планировки. Мы были дома одни – мать задерживалась на работе, как обычно, а отец забрал меня из садика пораньше и с удовольствием развлекал меня. Прятки были нашей любимой игрой. Он всегда прятался очень умело и изобретательно, и я, глупый недалекий карапуз, иной раз действительно не мог его найти. Тогда отец начинал тихонько покашливать, а когда я шел на звук, он выпрыгивал из укрытия. Я делал вид, что пугаюсь, и дико хохотал от восторга и счастья.

Так вот – наступали вечерние сумерки, свет мы еще не зажигали, и вот пришла моя очередь искать… Отец сказал, что сейчас он спрячется так, что найти его будет непросто даже самым опытным искателям. Больше я никогда его не видел…

Он не мог никуда деться из квартиры на восьмом этаже. Окна и единственная дверь были закрыты на шпингалеты изнутри.

Когда с работы вернулась подвыпившая мать, я с ревом и соплями открыл дверь и закатил истерику.

С того дня моя жизнь полностью изменилась. Мать решила, что отец ее все-таки бросил и так же по-свински поступил и со мной. В итоге она спилась, и ее лишили родительских прав. Я переехал жить к тетке, сестре матери. Спасибо ей большое за сохранение недвижимости, так как мать во время первых запоев пыталась продать квартиру каким-то сомнительным типам, спаивающим ее до потери чувства реальности. Тетка заставила мать переписать квартиру на меня, и до совершеннолетия я жил у нее, еще и получая доход с квартиры.
Между делом, я сейчас припоминаю: тетка частенько жаловалась кому-то, что квартиросъемщики почему-то надолго в квартире не задерживались, а порой и вовсе исчезали бесследно, не заплатив, или наоборот, оплатив аренду вперед, словно бежали из квартиры сломя голову.

Так или иначе, но недавно после своего 18-летия я переехал в свою унаследованную квартиру.

К чему я вообще все это пишу? Дело в том, что за 12 лет меня вполне убедили, что отец действительно ушел от нас с матерью оригинальным и подлым способом, и в его исчезновении не было никакой мистики. И мне бы радоваться началу самостоятельной жизни, но уже третий день, когда начинает вечереть, но свет зажигать еще рано, я слышу странное покашливание, напоминающее мне что-то из раннего детства, и каждый раз я уверен, что вот-вот откуда-то из укромного местечка – из-за стула или из шкафа – выпрыгнет отец. Я не знаю, что я буду делать, если это в самом деле произойдет. Я действительно не знаю…

наверх>


Пражский отель

 

Отзыв на сайте путешествий к одному отелю (в настоящее время отель закрыт).

Мы выбрали этот отель исключительно из-за соотношения цены и местонахождения. Удивительно, что за такую цену мы могли поселиться на неделю практически в самом центре Праги. По спутниковым фотографиям в Интернете мы нашли здание отеля в одном из двориков Еврейского квартала, недалеко от знаменитого еврейского кладбища. Тихое и спокойное место и в то же время в 15 минутах ходьбы до Староместской площади.
На букинге (Прим. – сайт для бронирования отелей) было написано, что мы купили последний номер на эти даты. Других отзывов на этот отель даже в англоязычном интернете мы не нашли.

По приезду мы, тем не менее, долго кружили по району, пока не обнаружили втиснутый между двумя зданиями маленький трехэтажный домик с незаметной табличкой и дверью, более похожую на дверь подъезда. Но от двух звезд мы ожидали подобное, поэтому не особо расстроились и вошли.

На ресепшене спала полная женщина, которая не знала ни русского, ни английского. Мы представились, и она даже не посмотрела наши бумаги. Молча приняла оплату по карте и выдала нам ключи. Не электронные карты, а стальные фигурные ключи для замков с большими скважинами. Мы еще похихикали над готичностью обстановки.
Оказалось, что наш номер находится на третьем этаже, и, чтобы добраться до лестницы, нам пришлось долго идти по полутемному коридору с какими-то картинами в тяжелых рамах – кажется, там были фотографии старой Праги, но муж говорит, что рассмотрел их получше, и на фотографиях были не виды города, а фото каких-то жутковатых мероприятий, типа казни или травли.

Еще больше нас поразили лестничные пролеты: на них вместо стеклянных окон были цветные витражи, на которых изображались стилизованные морские чудовища — кальмары, осьминоги и что-то еще довольно мерзкое, название чему я не знаю. Витражи давали мало света, да к тому же их явно давно не мыли. Мы, конечно, прибалдели от местечка, но в целом атмосфера нам даже понравилась.

Номера на этаже располагались по три, и расположены они были удаленно друг от друга. Ни одного человека за это время мы не встретили, тишина стояла гробовая. Номер оказался неожиданно чистый, но потрепанный. Окошко выходило во дворик с глухой кирпичной стеной напротив, заросшей плющом. Под окном был маленький заброшенный садик. Кровать, маленькая душевая с унитазом, старинный шкаф с резьбой в виде цветов, малогабаритный телевизор – все, что мы нашли в номере.

Мы быстро освежились, переоделись и пошли гулять.

Возвращались мы относительно поздно. Дверь в отель оказалась закрыта, пришлось стучать. Потом дверь сама распахнулась, словно кто-то открыл ее изнутри, но мы никого не увидели. На ресепшене горела настольная лампа, но тоже никого не было. Мы отправились в номер по тому темному коридору (свет в нем не горел), и тут я впервые испытала неприятное чувство: эти фотографии светились в темноте, вернее люди на этих снимках еле заметно мерцали, особенно те места, где у них были глаза. Только слабое сияние лампочки у лестницы не давало мне повода закричать и выбежать из отеля.
Как только мы подошли к лестнице, лампочка стала мигать, и мне стало мерещиться, что фигуры на витражах ожили.

Короче, муж все это тоже видел, но он почему-то решил, что это такое развлечение для туристов — нагнетание атмосферы.
Опять же царила абсолютная тишина, и реально казалось, что в отеле нет ни одного живого человека.

Глубоко ночью мы проснулись от того, что кто-то мычал за дверью. Ну, то есть мычало не животное, а явно человек, но как-то тоскливо и надрывно. Муж сказал, что это слишком, но не стал ломиться напролом, а сначала позвонил на ресепшн (разумеется, никто не ответил), а затем взял стул и с ним наперевес резко открыл дверь. Там стояла кромешная тьма – свет на этаже вообще не горел. Мы услышали топот убегающих ножек, как будто убежал трехлетний ребенок.

Муж хотел пойти к администратору, но я его уговорила не идти – у нас не было фонаря, а предстояло пересечь лестницу и жуткий коридор. И я была уверена на сто процентов, что на ресепшене никого не будет.

Мы закрылись на ключ. Я направилась в ванную ополоснуть лицо. Когда шла обратно, взгляд упал на замочную скважину, вот тут я завизжала во весь голос: оттуда на меня смотрел белый глаз; я взлетела на кровать и забилась в угол. Муж тоже испугался и не стал открывать дверь, хотя вполне все можно было списать на мои нервы. Он только вставил ключ в скважину.

А дальше мы поняли, что это не мое воображение. Дверь стали дергать с той стороны и пытаться выпихнуть ключ. Из коридора за дверью послышалось какое-то мерзкое ворчание и запахло паленой шерстью. Снова раздалось мычание. Я впала в истерику. Муж стал звонить в полицию, но там с трудом понимали, что он хочет, он только кричал в трубку адрес гостиницы (люди, обязательно выучите хотя бы числительные, когда едете в чужую страну).

Затем в качестве апофеоза этой ночи кто-то постучал в окно. На третьем этаже. Муж в ярости раздернул шторы, но, так как в комнате горел свет, то мы увидели лишь свое отражение, хотя мне показалось, что нечто белое отпрыгнуло вверх. Что-то забегало над нами по крыше – мы слышали звук шагов по жестяному покрытию.

Зазвонил телефон мужа — это были из полиции, они там что-то уточняли. В итоге полицейским пришлось подняться к нам, так как мы наотрез отказались сами выходить из номера. Мы быстро собрались и покинули этот отель, на ресепшене по-прежнему никого не было.

Остаток ночи мы провели в полицейском участке, меня отпаивали кофе. Приглашенный переводчик явно не верил нам, но полицейские как-то по-деловому записали наши показания. Один из тех, кто выезжал на вызов, упомянул вскользь, что они стучались во все номера отеля, но не нашли там ни одного постояльца. Смогли ли они допросить хоть кого-то из администрации гостиницы, мы так и не поняли. Утром нас отпустили и помогли забронировать отель в малостранской части города со скидкой.
Мы не знаем, что это было. Муж считает, что мошенники пугали нас, желая обокрасть, но я помню тот глаз в замочной скважине. Я не забуду этот взгляд, он точно не был человеческим.

наверх>


Старое письмо

 

В прошлом году я разбирал архивы одной центральной библиотеки. Среди тонн макулатуры мне невероятным образом попался на глаза конверт с бумагами, которыми я сразу же заинтересовался. Это были документы какого-то тайного общества, действующего на территории столицы в позапрошлом веке. Что это было за общество, и кто были его участники, мне узнать не удалось – в основном документы представляли собой описи ритуальных предметов, накладные и закодированную переписку.

Однако одно письмо крайне возбудило мое любопытство. Я приведу его с незначительными сокращениями. Мнительным людям, равно как и увлекающимся, письмо лучше не читать. Я предупредил.

«Дорогой мой Ученик. Было очень обидно, но в то же время приятно, что ты превзошел меня в нашем искусстве, пусть и нечестным способом. Завтра за мной придут Инквизиторы и сорвут с меня печать, – в лучшем случае, я буду изгнан. В худшем – мое бездыханное тело найдут в Москве-реке.
Отныне я завещаю тебе две вещи. Первая – это испытать все произошедшее со мной через твоих учеников, хоть ты и клялся не брать их по достижению мастерства. А вторая вещь – я раскрою тебе то, что ты так давно хотел.
Вот то заклинание, которое приводит Ужас в наш мир. Пользуясь им, можно превратить свою жизнь в ад, но при должной сноровке оно превращается в сильнейшее оружие.
Специально для тебя я записал его кириллицей – вот оно, ниже, перед тобой. Осталось только одно «но». Я убрал наугад шесть букв из заветных строк. Теперь только шесть букв стоят между тобой и безграничным могуществом. Удачи тебе, Ученик. Надеюсь, мы встретимся в Аду быстрее, чем ты думаешь.

алуама_тор асоирдад ави_гоэс абадон маштар
кер_еасу магла_ро абадон вируэс
алуа_ретор и_собен круалэва»

наверх>


Детская игрушка

 

В детстве у меня любимой куклой была мягкая игрушка размером примерно с небольшую диванную подушку. Это был то ли кот, то ли медведь желтого цвета – я до сих пор не уверен в его зоологической принадлежности: короткий хвост, большие уши, красное трико. По идее он был прямоходящим, передние лапы расставлены в сторону, а глаза – пластмассовые шарики ярко-голубого цвета – вот такой вот странный «медведь».
Я таскал его повсюду и даже в кроватке не расставался с ним. Из всех игрушек ясельного возраста медведь был забыт самым последним. Но взрослел я неизбежно, и все игрушки были запихнуты в коробки и складированы где-то в недрах дачи, которая у моих родителей аж в соседней области.

В общем, я вырос, стал дядькой с большой бородой и татуировками, и вместо плюшевых медвежат полюбил мотоциклы.
Год назад я познакомился с одной девчонкой. Ну, как познакомился, — на мотоцикле покатал, повстречались немного. А потом расстались. Она хотела серьезных отношений, а я – вольная птица. Как у нас шутят, байкер женат только на дороге. Эта девчонка оказалась крайне упрямая, расставаться не хотела, устроила пару сцен, и была однозначно послана в нужном направлении.
И вот я думаю, именно она доставила мне те неприятности, о которых я расскажу ниже. Не то, чтобы я верю в странные вещи, но посудите сами, когда прочтете мой рассказ.
Девчонка эта была родом с Алтая. В предках у нее, по ее словам, числились то ли шаманы, то ли ведьмаки. Она пару раз упоминала это в наших разговорах, ссылалась на свою чокнутую бабку, у которой было семь мужей, и все померли.
И когда девочка поняла, наконец, что я действительно не собираюсь с ней больше иметь дел, то пообещала научить меня ценить ее любовь. Я не придал этому значения и вскоре вообще забыл.

Спустя пару недель мне приснился «медвежонок» из детства. После этого сна я впервые за двадцать пять лет вспомнил об игрушке. Сон был неприятный – медвежонок стоял в центре пустой комнаты, в мерцающем свете лампочки, свисающей с потолка, а за окном как будто бы собирался ураган. Медведь в упор смотрел на меня и тянул ко мне лапу, словно показывая на что-то у меня за спиной.
Я не придал значения сну. Однако на следующий день я ехал в мотоклуб, и пьяный отморозок на «девятке» подрезал меня так, что я врезался во встречную машину, перелетел через ее кузов и приземлился на живую изгородь, посаженную вдоль дороги. Именно она меня и спасла. Я получил ушибы, небольшой вывих плеча; а мотоцикл серьезно пострадал и требовал дорогого ремонта.

Через неделю мне снова приснился медведь. Все в той же комнате при мерцающем свете и надвигающемся урагане. Только сама игрушка выглядела грязной и потрепанной, а в некоторых местах была порезана и оттуда торчала вата. Медвежонок по-прежнему настойчиво указывал на меня лапой.
Сон подействовал угнетающе. Почему-то ясно вспомнилось, как в раннем детстве я сидел в сумерках у окна в обнимку с игрушкой и ждал, когда вернутся с работы родители.

Прошла пара дней, и случилась новая беда. В гараже произошел взрыв, когда мы занимались сваркой частей моего искореженного мотоцикла. Искра от сварки попала в почему-то открытую канистру с бензином. Рвануло так, что нас с приятелем выбросило из гаража. Интересно, что я вообще не получил ни царапины, а друг сломал руку. Имущество в гараже, как ни странно, тоже не сильно пострадало. С огнем я справился сам, даже не вызывая пожарных.
Про меня написали в газетах и хотели сделать репортаж по местному телевидению. Но, видимо, моя обгоревшая борода и обалдевший вид отпугнули телевизионщиков.
Вот тогда мне тот приятель, сломавший руку, сообщил, полушутя, что, наверное, это девчонка мне мстит. А я задумался. Только не о той дурехе, а о медведе. Почему-то мне очень не хотелось, чтобы он приснился еще раз.
Я даже решил съездить на дачу, которая была на тот день практически заброшена, и отыскать на чердаках-подвалах медвежонка среди барахла. Но как-то руки до путешествия все не доходили. И ровно через неделю медведь снова оказался в моем сне.

Та же жуткая комната. Медведь еще более потрепанный, с обгоревшими лапами и мордочкой в саже. Один глаз-пуговичка почти отвалился и болтается на ниточке. Складывалось ощущение, что он держится из последних сил, но упрямо призывает меня обратить на что-то внимание.
После этого сна я сделал верные выводы. Я практически перестал выходить из дома, по нескольку раз за день проверял, не забыл ли я где выключить газ или оставить утюг работающим.

Но ходить в магазин у дома за продуктами мне все равно приходилось. В один из таких походов на меня напали в подъезде какие-то наркоманы. Били насмерть, желая завладеть ключами от квартиры. Повалили и методично пинали ногами. Мне воткнули нож в районе ключицы, сломали нос. Я тоже отбивался изо всех сил. К счастью кто-то из соседей спускался сверху, услышал шум борьбы и громко по телефону вызвал милицию. Нападавшие бросились бежать, а я, полуживой, дополз до квартиры. В ванной на стекле чем-то красным, возможно, помадой, было написано «я тебя ненавижу». Меня не было в квартире минут пятнадцать. Я и поныне не могу объяснить, откуда она появилась.

Кстати, наркоманов поймали и посадили. А я, как только оправился от нападения, с пластырем на носу и забинтованным плечом, отправился на дачу. Я перерыл там все верх дном, и в самом дальнем углу в пыльном мешке из-под картошки нашел игрушку.
Сначала я достал голову медвежонка, оторванную «с мясом», затем тело, с наполовину вылезшей ватой через многочисленные рваные дыры. Еще час я потратил, чтобы найти в мелком мусоре на дне мешка пропавший шарик глаза, но так и не нашел.

Я отвез медведя домой и самолично его починил, хотя навыка такого у меня не было. Постирал, набил новую вату, аккуратно зашил и даже слегка прошелся утюгом. На место потерянного глаза я приделал черную повязку, как у пирата. А позже с помощью знакомой из ателье медведь оделся в кожаную косуху с маленькими заклепками.
Отныне медведь сидит у меня в гараже на самом видном месте, а иногда я устанавливаю его на вилку мотоцикла, и мы катаемся по городу или в мотоколоннах. Соратники из клуба сначала смеялись, а потом привыкли, и игрушка даже в некотором роде стала нашим талисманом.
У меня давно была мечта открыть бар для байкеров, и я его открою. Я придумал ему название – «Одноглазый медведь».

А про ту девчонку я как-то наводил справки. Ее бывшая подруга рассказала, что она уехала из города, видимо, к родным на Алтай. Это случилось после того, как ее невменяемую нашли в парке в одежде, располосованной на ленты (словно когтями большого животного), она сидела на скамейке и что-то бормотала, а в руке сжимала ярко-голубой пластмассовый шарик.

наверх>


Случай в карельской глуши

 

Я расскажу один случай, который произошел со мной в Карелии. Я никому никогда об этом не говорил, а вот в сеть анонимно, пожалуй, разрешу выложить. Может, кто с таким сталкивался или способен объяснить эту чертовщину в отличие от меня.
Несколько лет назад Институт отправил меня в командировку в город Кондопога, который в 320-ти километрах от Санкт-Петербурга на северо-восток.

Я сделал там все свои дела, но вдруг выяснилось, что один дед, живущий к северу от побережья Онежского озера не смог доставить в лабораторию кое-какие ожидаемые природные образцы. Отмечу, что Институт занимался семенами, растениями и прочими важными в сельском хозяйстве исследованиями.

Поэтому так получилось, что меня попросили скататься к этому деду и забрать пакет для лаборатории. Машину, разумеется, мне никто не выделил, и до цели – какой-то маленькой деревушки – мне было предложено добираться рейсовым автобусом.
Ехал я в ту еще глушь, да к тому же и автобус отправлялся не с автовокзала, а почему-то с окраины города. Это был полуживой, наверняка, списанный «Икарус» с плохо закрывающимися дверьми и грязными стеклами.
В автобусе народу было немного, но все места, кроме пары-тройки были заняты. Народ постепенно выходил по пути следования. Я сидел один ближе к задней части салона, сзади сидело еще человек пять.
Мы ехали по лабиринту дорог через бесконечно тянущиеся леса, почти не встречая по пути транспорт. Карелия очень красива, но не хотел бы я остаться на шоссе посреди лесов один даже днем.

И вот где-то на полпути нашего движения случилась странная вещь. Дорога стала совсем плоха, автобус замедлил скорость, елки сдвинулись ближе и почти касались ветвями окон. И вдруг я почувствовал в воздухе какой-то неприятный запах. Описать его я не могу, так как никогда не встречал ничего подобного. Еще пару минут автобус пропыхтел вперед, а потом остановился.
Заглох, что ли, подумал я и высунулся в проход, чтобы посмотреть на водителя. Зрение у меня хорошее, и поэтому я увидел неприятную картину. Водитель сидел, остолбенев, держась за руль и смотря перед собой. В зеркале, обращенном в салон, я увидел, что глаза его абсолютно белые, без зрачков.
Я сначала не поверил увиденному, но тут обратил внимание на то, что и некоторые пассажиры сидели в таком же трансе, и глаза их были белые и застывшие. Другая часть пассажиров подавала признаки жизни, но эти люди, в основном пожилые деревенские жители, вжимались в углы своих сидений и натурально тряслись от страха. Кое-кто шептал молитвы и крестился.
Не успел я что-либо сделать, как зашипела и открылась первая дверь в салон.
То, что я расскажу дальше, можете считать бредом сумасшедшего, потому что такое просто не может произойти в яркий солнечный день пусть даже в самой глуши карельских лесов.

Итак, дверь открылась, и в салон зашло Нечто. Высокая черная фигура в одеянии, напоминающее монашеское, так как ни ног, ни головы не было видно. Хотя я склонен считать, что это было не одеяние (пусть я псих, но мне это показалось естественным покрытием). На том месте, где у людей должно быть лицо, у существа был бледно-серый овал с двумя черными пятнами-глазами и безгубой полоской рта. Руки существу заменяли два извивающихся щупальца, похожие на хвосты или толстый кабель. На конце «рук» ничего не было – ни пальцев, ни присосок.
Сразу за первым существом поднялось второе такое же. Они медленно стали двигаться по проходу, останавливаясь и заглядывая в лица пассажиров.

Я сидел в странном оцепенении. От запаха меня мутило и отшибало сознание, а еще, как только существа вошли в автобус, я услышал звук, похожий на пение далекого хора. Это пение завораживало и лишало всякой способности двигаться.

Мне было страшно как никогда в жизни. Существа постепенно приближались ко мне, и я решил, что настал мой конец, причем я был уверен, что конец моей жизни в данном случае – начало чего-то ужасного по ту сторону. Вот уж не знаю, откуда взялась такая уверенность.

Они подплыли к моему месту и уставились мне в глаза. Громкость хора в ушах и запах достигли максимума. Огромной силой воли я заставил себя не потерять сознание.
Существа словно задумались на мгновение, разглядывая меня. Затем, молча, одно из них подняло свое щупальце-веревочку и ткнуло меня в шею под правым ухом. Я почувствовал лишь прикосновение чего-то сухого и прохладного.

Потом существа отправились дальше по салону. Что-то во мне закричало «не двигайся», хотя сердце билось так, что готово было выпрыгнуть из груди, требуя немедленно бежать прочь. Через некоторое время я услышал за спиной душераздирающий стон кого-то из пассажиров и громкое бульканье, словно из большой бутылки выливают воду.
Я попытался обернуться, но это движение стоило мне таких сил, что я успел лишь заметить, как существа склонились над чем-то светлым и ощупывали его своими ручонками. Потом я потерял сознание.

Очнулся я в автобусе, подъезжающем к конечной остановке. Первая мысль была – мне приснился кошмар. В автобусе к тому моменту, когда я проснулся, не было нескольких пассажиров – возможно, они за это время вышли на своих остановках. Остальные – ехали как ни в чем ни бывало.

Обескураженный и напуганный сном, я нашел деда, взял у него пакет и на том же автобусе уехал обратно в Кондопогу. По пути никаких происшествий не случилось. Я ехал в некотором трансе, который бывает после очень неприятного сна. Мозг пытался анализировать увиденное. Из города я уехал на ближайшем поезде, не желая видеть ни секунды более эти дремучие леса и мрачные безлюдные трассы.

Я бы решил, что все это мне в самом деле приснилось, но через месяц у меня на шее, на месте касания этого существа, возникло пятно внешне похожее на перевернутую букву «омега», и вроде как с линией посередине. Я консультировался у врачей – сказали кожная аномалия, не представляющая опасности. Иногда по ночам во сне я слышу далекое завораживающее пение… Просыпаясь от дикого ужаса, я очень боюсь открыть глаза и увидеть перед собой жуткие белесые овалы лиц загадочных существ.
Я попытался осторожно наводить справки. Все что удалось выяснить – в тех краях иногда бесследно пропадают люди. Последний раз, семья из четырех человек отправилась ловить рыбу на озеро и не вернулась. На одном из лесных поворотов была найдена их брошенная машина без признаков ограбления или аварии. Местная милиция, впрочем, ссылается на то, что места дикие, и в них очень легко навсегда заблудиться…

наверх>


Ночь на даче

 

Как-то я познакомился с одним парнем лет 30, и по ходу разговора выяснилось, что у нас дачи в одном дачном кооперативе. Парень долго ходил вокруг да около, а потом все-таки спросил меня, не замечал ли я в окрестностях что-нибудь странное. Когда я ответил отрицательно, он замолчал и попытался перевести разговор, но я уже был заинтригован и сумел вытащить из него умопомрачительную историю, после которой мне полностью расхотелось ехать на те дачи, да и вообще ночевать за городом.
Далее рассказ ведется от лица парня.

Мои родители купили эту дачу за довольно приличную сумму. Отжили в ней два сезона, благоустроили по мере возможностей, разбили садик и даже вкопали небольшой бассейн под яблонями. Но потом мать умерла, и дача была заброшена не пару лет. Со временем отец оправился и снова вернулся на дачу. Однако через четыре года умер и он. Нашли его в дачном домике с остановившимся сердцем. Сердечный приступ – так сказали медики.

Я особо не интересовался дачей, но иногда наезжал туда, по мере возможности не давая ей приходить в запустение, и несколько раз проводил там ночь либо один, либо с друзьями. Никогда и ничего такого я за этой дачей и окрестностями не замечал.
Однажды после тяжелой рабочей недели я решил провести выходные на природе и уехал на дачу. Субботу я провел валяясь на траве под яблонями и читая книги, а вечером устроил себе скромный ужин и просмотр трех с половиной каналов старенького телевизора. К моменту начала описываемого ниже кошмара стояла безветренная, но уже прохладная августовская ночь. Я выключил телевизор и раздумывал, лечь ли спать или еще немного почитать.
И вот тут посреди вселенской тишины, которую никогда не услышишь в городе, в дверь моего домика кто-то постучал. Вам станет понятен мой ужас, который скрутил мне живот и заставил похолодеть так, как никогда в жизни, когда я поясню следующее. Дверь домика выходила не в переулок, а в сад. Чтобы добраться до крылечка, нужно было войти на участок через калитку, проследовать по тропинке, окруженной сливовыми деревьями и шиповником, и при этом обойти дом почти по всему периметру. Иного способа попасть к двери не имелось. Участок был окружен высокой сеткой, которую перелезть было невозможно, разве что перелететь.
Я бы мог предположить, что стучатся соседи. Но вряд ли это были они, так как, во-первых, ближайшие соседи ночевали через два дома от меня, во-вторых, нормальные соседи все-таки постучат в освещенное окошко, выходящее в переулок, или покричат с улицы, а в-третьих, калитку я собственноручно закрывал на ночь на внушительный висячий замок с внутренней стороны.
Так что, услышав стук в дверь, я испытал невыразимые ощущения, и, наверное, чуть не потерял сознание от нахлынувшего чувства страха. Пока я обо всем этом размышлял, стук настойчиво повторился. Я пересек комнату, где смотрел телевизор, зашел в комнатку, служившую прихожей, и замер у двери. На крылечке молчали — ни слова ни шороха.
Я собрал всю силу воли и дрожащим голосом спросил «кто там»?
В ответ я услышал слабое неразборчивое бормотание и какое-то хихиканье. Было невыносимо страшно. Я подумал, что сплю, и мне снится кошмар, в голове от страха все помутилось, в глазах стоял туман, а в ушах звенело. Через секунд десять бормотание прекратилось, и я услышал чмоканье – такой звук обычно производят при озвучке поцелуев в мультфильмах или в карикатурном кино.
Я понял, что дело нечисто и надо как-то обороняться. Не знаю, какими доселе незамеченными у себя силами я оттащил от стены тумбочку и приставил ее к двери. На крыльце закопошились и стали непрерывно стучать в дверь вперемешку с более громким бормотанием и чмоканьем.

Я выскочил из комнатки и понял, что в общем-то влезть в дом через два широких окна невероятно просто – достаточно только разбить стекло. Единственным решением для меня оказалось забраться на чердак и втащить за собой лестницу, которая тоже была не легкой, и которую я тоже неожиданно для себя поднял наверх за пару мгновений. Люк на второй этаж я прикрыл и ловко придавил лестницей и какими-то мешками с хламом.
Оказавшись на чердаке и переведя дух, я осмотрелся, отчаянно думая, что делать дальше. Стук в дверь не прекращался. Остальные звуки также были прекрасно слышны – летний домик строился из легких материалов с целью проведения досуга, но не обороны.
В чердачном окошке, выходящем в сад, я увидел бледный свет и понял, что на крыльце у меня все еще включено освещение. Искушение было невыносимым. Я подпрыгнул к этому окошку, прислонился лицом к пыльному стеклу и попытался разглядеть, что происходит у порога.
Саму дверь я не видел, но того, что я разглядел, мне хватило на всю жизнь. Я стоял на коленях, но мои ноги подкосились так, что я упал на пол и заплакал. На той части крыльца, что мне удалось рассмотреть, я увидел бесформенную темную массу, отливающую черной синевой в свете фонаря. Она словно клубилась и пузырилась, из нее постоянно тянулись какие-то отростки и снова исчезали внутри. Она пульсировала и волновалась, причем казалось, что эти волны не заканчиваются на объеме, а идут дальше по воздуху, отравляя ужасом все вокруг.
Но это еще не все. Рядом с крыльцом в тени я увидел две замершие фигуры. Нечеловеческие фигуры. Длинные, тонкие, без рук, похожие на гигантские спички, они слегка качались как будто на ветру. Я не видел их глаз, но знал, что они смотрят на меня.

Я отскочил от окна, упал на доски и заплакал. Я слышал, как стук прекратился, а дверь отчаянно заскрипела. Слышал, как что-то треснуло – видимо, сломался дверной замок – и как тумбочка загремела по полу, когда ее двигали. Бормотание раздалось прямо подо мной. Через щели в неплотно пригнанных досках пола я увидел, что в домике погас свет. Деваться было некуда.
И тут во мне появилась обреченная решимость. В два прыжка я достиг окошка напротив, которое выходило в переулок. К счастью оно открывалось. Я плохо помню, как вылез из него, спрыгнув на землю в кусты жасмина и, вероятно, сильно поцарапался. Плохо помню, как перелез через калитку – скорее всего перепрыгнул. Помню, что я бежал по переулку к дому соседей, в котором горел свет, и чего-то орал, ломился в калитку и боялся обернуться.

На мои вопли вышел сосед, молча без слов, втащил меня за забор, а потом в моей памяти случился провал. По-видимому, я впал в шоковое состояние, и обрывки воспоминаний довольно трудно уложить в нормальное повествование. Проснулся, вернее сказать, очнулся я у соседа на веранде. Сосед стоял и внимательно рассматривал меня. Я вспомнил весь кошмар, и меня начало подтряхивать.
Сосед приказал мне встать и идти с ним. Вместе мы отправились к моей даче. Калитка была распахнута настежь, дверь в дом выломана, распотрошенная тумбочка плавала в бассейне в саду. В комнатах были разбиты все лампочки и электрические устройства. Люк на чердак был закрыт, но заляпан чем-то вроде высохшей слизи.

Сосед опять ничего не сказал, а достал моток медной проволоки. Эту проволоку мы стали натягивать на уровне трех сантиметров над землей по периметру участка вдоль забора. Под калиткой сосед приказал мне вырыть яму глубиной около полутора метров. Он сходил к себе домой и принес что-то в мешке. Содержимое мешка он закопал под калиткой, что именно — я так и не смог разглядеть. Я потихоньку приходил в себя и попытался получить от соседа объяснения. Тот меня оборвал: — Лучше тебе не знать. Больше такого не случится. Но попросил меня не выходить в полнолуние за пределы участка… Можно подумать, что у меня вообще возникнет желание провести здесь не то, что ночь, а даже день.

Кстати, проходя позже мимо дачи соседа, я разглядел потускневшую проволоку, бегущую вдоль его забора. Под воротами ничего необычного я не заметил…

С тех пор я не ночую на той даче и безуспешно пытаюсь ее продать. Несколько раз из другого города приезжал мой двоюродный брат, и с моего неохотного разрешения ночевал на даче со своими друзьями. Над предупреждениями о чертовщине он только посмеялся и сказал, что я переутомился на работе. Ни о чем странном во время этих кутежей брат не упоминал. А я начинаю думать, что инфаркт отца произошел отнюдь не по естественным причинам.
Кто были эти существа, чего они хотели – чем больше я думаю об этом, тем хуже сплю по ночам.

Впрочем, по прошествии трех лет я уже начинаю сомневаться в том, что это произошло со мной. Мне кажется, что я все это выдумал – таким образом мой организм пытается защититься от шокирующих воспоминаний. Проволока в заборе в нескольких местах порвалась, и надо бы ее заменить. Только мне это кажется какой-то нелепой шуткой, и я оставляю все как есть. Мне очень хочется поверить, что ничего этого не было…

наверх>


Странная зверушка (рассказ бабушки)

 

Моя бабушка была без ума от сбора грибов и ягод. Летом сутками пропадала в зарослях, болотах, чащах, полянах, таская оттуда дары природы килограммами. Она могла набрать корзину грибов там, где прошел табун грибников. Но речь не совсем об этом. Когда я был много младше и ходил в начальные классы, она, вернувшись из леса (дело было у нас на даче), рассказала интересную историю. Тогда я и все мои друзья месяц ходили под впечатлением и боялись.

В общем, она отыскала нетронутые черничные заросли где-то за болотом и ушла в процесс на несколько часов. Очнулась она, когда услышала детский плач. Подняла голову и поняла, что уже начало смеркаться. Детский плач раздавался настойчиво, но она не могла понять, откуда он исходит. Бабушка подумала, что может, кто-то бросил ребеночка в болото (ветеран войны слышала и не о таких историях), и заметалась по полянке в поисках младенца.

Однако через некоторое время, ничего не обнаружив, она остановилась и прислушалась более внимательно. Плач то прерывался, то снова возобновлялся. Бабушка повернулась и медленно пошла туда, где плач был наиболее четко слышен – на край полянки, там стояли несколько высоких сухих стволов.
Подойдя к деревьям, бабушка догадалась поднять голову и посмотреть наверх. И увидела прямо на стволе странную зверушку. Она сидело, вцепившись в ствол, на высоте примерно метров трех. Бабушка была подслеповата, к тому же в очках, в которых хорошо видела ягоды, а не удаленные объекты. Она описала животное как крупного кота с чешуйчатой кожей и с рогами на голове. Хотя после более подробных расспросов нам показалось, что бабушка описывает большую ящерицу.
Это существо смотрело сверху на бабушку и издавало натуральный детский плач.
Бабушка была не из робкого десятка – она выросла в глухих деревнях – и всякой нечисти не боялась. Представьте себе, она подняла кулак, помахала этому зверю и крикнула: «Кыш отсюда!» Этот рогатый кот зашипел и перепрыгнул, словно белка, на соседний ствол, затем на соседний и так далее, скрывшись в чаще.

Бабушка сразу собралась и поспешила домой. Пока шла, чувствовала, что существо следует за ней по кустам – иногда ей слышалось еле различимое детское хныканье. Когда она перебралась через болото и вышла на дачные тропы, зверь отстал.
После ее рассказа мы плохо спали несколько ночей. А в ту ночь, когда бабушка рассказала про случай на болоте, я проснулся от того, что кто-то ползал по крыше нашего маленького дачного домика, надеюсь, это были птицы или белки, а где-то далеко, наверное, у соседей, плакал маленький ребенок…

наверх>


Ночной гость

 

Несколько лет назад в процессе серфинга по местечковым оккультным форумам я набрел на тему, где некая девушка слезно просила о помощи в жуткой ситуации. В общем, к моменту написания первого сообщения ее уже третий раз за месяц кто-то ночью в темноте гладил по голове. Именно гладил, а не случайно касался волос, что можно отнести к сквознякам или трением о материал.

Она в панике будила мужа, тот включал свет – но никого, разумеется, рядом не было. Животных в квартире не держали, сама квартира была однокомнатная, в старом фонде, но никаких смертей или трагедий в радиусе километра вроде не происходило.
Девушку это сильно нервировало, к тому же муж считал, что ей это снится, и списывал на женскую мнительность. Днем у нее стала болеть голова, а ночью было трудно заснуть. С этой проблемой она и обратилась на форум, который держал какой-то «экстрасенс».
Дельных советов ей там никаких не дали, девушка отчиталась об еще одном приходе загадочного гостя и о крупной ссоре с мужем и пропала с форума.

Как раз спустя два года после ее последнего сообщения я набрел на форум. История меня заинтриговала. Я написал девушке в личку с просьбой рассказать, чем все кончилось. Честно говоря, я не особо надеялся на ответ, ведь прошло много времени. И ответа не было где-то месяца два. К тому времени форум закрылся, похоже у «экстрасенса» настали тяжелые дни и отсутствие финансов. Однако, в сообщении я просил девушку прислать ответ мне на почту.

И она все-таки ответила. Объяснила, что вспомнила пароль от старого ящика и там обнаружила копию моего сообщения с форума. Вот что она мне рассказала – процитирую часть ее письма.

«… На том форуме один мужчина посоветовал мне в момент, когда я опять почувствую прикосновение к голове, посмотреть в зеркало. Ну, то есть, резко включить свет и поглядеть в зеркало. Я была в сильном отчаянии, моя мигрень практически не прекращалась. Я уговорила мужа снять со стены в прихожей большое зеркало и поставить у кровати так, чтобы я видела, что происходит в изголовье кровати. Муж на меня уже смотрел, как на окончательно тронувшуюся умом, но просьбу мою выполнил. Несколько ночей мы провели спокойно – вернее муж спал, а я мучилась головной болью и бессонницей.

Затем на четвертую или пятую ночь я уснула. И далеко заполночь очнулась от того, что кто-то гладит меня по голове. Забыла написать, что муж специально протянул провод от лампы через кровать, чтобы включить свет не вставая – выключатель находился у него под подушкой. Мы заранее договорились, что как только я почувствую касание, то тихонько пихну мужа – а спит он чутко – и тот включит свет. Он вообще согласился на это лишь при условии, что если мой план не сработает, мы пойдем к психиатру.

Итак, глубокая ночь, меня гладят по голове, я, обливаясь потом и сдерживаясь, чтобы не заорать, толкаю мужа. Он на удивление быстро просыпается и включает свет. И мы оба смотрим в зеркало, и оба видим, что у кровати над моей головой стоит неопрятная старуха и ее рука лежит на моих волосах. Затем ее изображение тускнеет и пропадает.
У меня на всю оставшуюся ночь случилась истерика, муж за это время многое поменял в своем мировоззрении – на него было жалко смотреть.

Вместе мы заметили, что старуха кажется нам знакомой. Долго гадали, а затем муж вспомнил, что эта женщина живет несколькими этажами выше – на шестом или седьмом этаже. Тут я тоже ее вспомнила и даже вспомнила, что кто-то из жильцов на нее ругался, называя немытой ведьмой и старой каргой.

Я не могла понять, какое отношение она имеет к нам, ко мне, что я ей такого сделала, почему она пришла в нашу квартиру. Мы не знали, что в этом случае предпринять. Нашли пару священников, освящали и отмаливали квартиру, поливали ее святой водой, водили экстрасенса, приехавшего из другого города. Муж даже пытался заговорить со старухой, когда единственный раз встретил ее на выходе из подъезда, но она показалась ему невменяемой. И пробовали много всего другого.

Но ночная гостья приходила еще два раза. Здоровье мое серьезно ухудшилось, и я попала в больницу – врачи не могли поставить определенный диагноз. Самое интересное, что в больнице мне становилось лучше…

…За это время муж озаботился последним средством – продажей квартиры. Мы переехали в другой район, где живем и нынче, не зная бед. А квартиру купила семья таджиков. Надеюсь, что старуха встретила достойных противников, потому что, по слухам, уже таджики нервировали весь подъезд…»

наверх>


Случай в налоговой инспекции

(с закрытого форума налоговиков)

Коллеги, что это было? Сидел на днях вечерком доделывал стотысячный ежемесячный отчет (ну, вы знаете, как это бывает), весь обложившись документами так, что меня можно было и не увидеть от входа в кабинет. Народу никого, все ушли – в коридорах уже темно, только я у компьютера вожусь с цифрами. Дверь у меня была открыта, чтобы воздух хоть какой-нибудь шел.
Вдруг слышу над собой голос: «Сынок, разреши попросить!»
Я аж подскочил – поднял голову, смотрю, старушка в платочке, старенькая, маленькая. Как она прошла в нерабочее время да мимо охраны понятия не имею.
— Бабусь, — говорю, — мы ж не работаем уже.
— Да я по делу, сынок, — отвечает, — бумага мне пришла, за землю должна.
И тычет мне мятой бумажкой. Я ей говорю:
— Так не ко мне это надо, а в отдел начислений, если не согласны с долгом! – у нас это довольно частая ситуация.
Но старушка перебивает:
— Я-то согласна, сынок, я заплатить хочу. Вот денюжка!
И сыпет на стол мелочь.
Я громко говорю ей:
— Бабушка, к нам нельзя платить, это на почту надо или в сберкассу. Мы здесь деньги не берем.
А в голове у меня уже прокручивается ситуация: поздний вечер, деньги на стол – так иногда любит делать подставы отдел безопасности для выполнения плана по ловле коррупционеров (это не шутка, в стране борются со взяточниками зашкаливающими темпами).
Но старушка не слушает:
— Мне некогда на почту, не дойти мне, не успею уже.
— Завтра, — объясняю ей, — завтра сходите и заплатите. А еще у входа терминал есть – через него заплатить можно.
А сам думаю, куда ей старенькой освоить платежный терминал, когда я и сам там далеко не с первого раза разобрался.
Она все стоит над душой и повторяет: «долг, нужно заплатить, сынок, возьми денюжку, чтобы ничего не должна».
Я в растерянности не знаю, что и думать. То ли подстава такая дурацкая, то ли бабушка честно пришла платить свой налог.
— Ладно, — говорю, — давайте я хоть гляну, какой там долг-то у вас.
Спрашиваю ее ФИО. Фамилия оказалась довольно редкая – нахожу сразу (она еще и без ИНН). Смотрю информацию по ней, сумма 30 рублей да еще и срок не наступил – платить можно до ноября.
Говорю ей из-за компьютера:
— Бабусь, платить-то до ноября можно!
А сам чего-то глянул на информацию о налогоплательщике. И вижу – у нее дата смерти проставлена.
Ну, думаю, опять наша регистрация с данными накосячила – то ли паспортный стол наврал, то ли по ошибке стажеры забили данные не туда. Решил не говорить об этом недоразумении старушке, поднимаю глаза – а в кабинете пусто. Только лампы гудят.
Меня пот холодный прошиб.
Вышел из-за стола, прошелся по кабинету, зачем-то заглянул под столы, выглянул в коридор – там темно, хоть глаз выколи. Время почти 9 вечера. Тишина. Пост охраны двумя этажами ниже.
К охране идти побоялся – начнутся вопросы всякие, они там нервные все, начнут допрос с пристрастием. Выключил все и побежал домой, не оглядываясь. Ночью снились кошмары.
На следующий день пришел на работу – монеты так и лежат на столе. Я их сгреб в карман, а сам пошел и заплатил долг через терминал своими деньгами (металлические деньги терминал не принимает). Монеты отдал потом какому-то попрошайке на остановке.
Пару дней спустя, когда проверял поступил ли платеж, то обратил внимание, что пришла эта бабка ко мне ровно на сороковой день от занесенной даты смерти.
Ничего не хочу думать и делать выводы. Страшно до жути.

наверх>


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.